Австрия - Безверхово. Friendship. Flying.

Австрия - Безверхово. Friendship. Flying.Как говорил Булгаковский Шарик: «Свезло, так свезло!» Не ждала я, не гадала, что доведется мне однажды поучаствовать в туре через всю Россию на автомобиле с австрийскими парнями - парапланеристами, сноубордистами, горнолыжниками, красавцами, комсомольцами … ой, простите, увлеклась.

 Для начала очень коротко о цели All across Russia и о том промежутке пути, где меня, к сожалению, не было! В начале марта два милых и решительных австрийских парня – Бернхард и Армин, на джипе-вездеходе выдвинулись из своих пенатов и через Данию, Швецию и Финляндию внедрились (совершенно легально!!!) на территорию России. Цели и задачи стояли следующие: без потерь и, кстати, знания языка, проехать на автомобиле через всю «великую Русь» и в июне попасть на конференцию по защите голубых китов в Корее. Кроме того, Бернхард, профессиональный парапланерист с 20-ти летним стажем, был не прочь познакомиться с единомышленниками в России и облетать русские парадромы.

   Руководителем и инициатором этого тура был, разумеется, Бернхард, а Армин, исполняя роль фотографа, видео оператора и напарника для игры в «Мэксхен», заодно собирал материал для защиты своего дизайнерского диплома. Координатами и телефонами парабратьев в российских городах путешественников снабдил Юра Мурзин (Федерация парапланеризма и кайтинга, г.Хабаровск), а встречи происходили следующим образом: при подъезде к очередному городу австрийцы набирали номер пара- или дельтаклуба, на дороге отлавливали какого-нибудь дядьку и совали к его уху телефон. После того, как ошарашенный дядька объяснял в «трубу», где он находится, его с миром отпускали. Таким образом парни добрались до Хабаровска. Вот тут то к ним примкнули мы - две представительницы «слабого» пола – Лена и я. Лена вполне сносно владеет английским, поэтому проблемы в общении были только у меня. Для начала я перепутала слова scratch (чесать) и crash (ломать) и попросила Армина сломать мне спину. Армин растерялся, а Бернхард сообщил мне, что когда мы приедем в Безверхово (Приморье), то я смогу сломать себе спину на своем параплане, если захочу, и совершенно не стоит заставлять Армина брать такой грех на душу. Через какое то время я освоилась и уже кое-что понимала, во всяком случае, шутки, а хохотали мы всю дорогу.

   До Безверхово мы добрались часа в 4 дня. Под вопли босых детей «Do you speak English?» купили в местном магазине продукты и направились непосредственно к месту полетов – в бухту Табунная. Ветер дул на гору, но был больно уж хил и немощен. Бернхард и Армин установили на упоры трейлер, Лена занялась ужином, а меня отпустили на гору. Дело в том, что незадолго до этой поездки я купила новый купол (Марлин от Параависа) и подпрыгивала от желания его облетать. Спустя полчаса на гору поднялся Бернхард, пару раз слился вниз и после третьего подъема полетел прямиком в лагерь. За ним, пребывая в состоянии щенячьего восторга от своего нового крыла, последовала и я. Кстати, если раньше в подобных условиях на своем предыдущем параплане, Корвете 26, я и не помышляла дотянуть до места нашей ежегодной стоянки, то на Марлине 24 я спланировала к трейлеру с приличным запасом высоты! Я его уже обожаю!!! На ужин была «паста» и дикий хохот на всю бухту, веселые все-таки парни эти австрийцы!

   Следующий день снова не захотел порадовать нас хорошим свежим ветерком. С трудом удавалось удерживаться над склоном пару минут, кося подвеской сухую траву. Как правило, на развороте терялось так много высоты, что выкарабкаться вверх уже не представлялось возможным. Но наша вера в то, что мы дождемся летной погоды, была сильна! Сознаюсь, что вера эта дала течь на третий день нашего пребывания в Табунке, когда все небо затянули тяжелые, совсем не дружелюбные тучи и с утра до вечера моросил мерзкий, довольно холодный дождь.

   А в субботу приехали парабратья из Владивостока. Дождь прекратился, начал поддувать ветерок и стало довольно холодно, но летать «по-взрослому» было по-прежнему еще не возможно. До той поры, пока не появились Морган, Андрей и Даша (откуда Морган знает, когда подует рабочий ветер?!?!) Наконец-то включился ровняк 7-8 м/сек. Я под шумок забралась на гору не на своих двоих, а, как белый человек, на машине подбора. Толчеи в воздухе не было, поскольку не каждый парапланерист приезжает в Табунку только полетать. Существует, видимо, еще более увлекательное время провождение, а потому несколько пилотов, отделившись от вершины, полетели, держа курс на накрытый стол в своем лагере. Честно сказать, такие действия и радуют и огорчают одновременно. Радуют, потому что над склоном становится больше места, а огорчают, поскольку общения душа требует! Пусть это общение и выражается в высунутых языках, состроенных рожах и криках «Эй, ты меня видишь?».

   Ветер усиливался. Все было бы хорошо, если бы не было так холодно! Не знаю как у других, а у меня через пол часа полета так околели руки (в перчатках), что разжать их составило определенную трудность. Я даже представила, как я теперь буду всю жизнь ходить с клевантами в скрюченных руках! Так и провели день: летаешь, греешься, и так по кругу.

   Вечером все подтянулись к нашему огоньку, кто с провизией и «горючим», кто с желанием потарахтеть с иностранцами. Тарахтели на странной смеси английского языка с сурдопереводом. На лицах, освещенных всполохами костра, отражались нечеловеческие усилия по извлечению из глубин памяти школьного и институтского курса английского. Благодаря водке, которую впоследствии стали называть Dictionary (словарь), австрийцы довольно легко понимали вопросы, начисто лишенные грамматики, а россияне еще легче понимали их грамотные ответы на эти вопросы. Веселуха продолжалась до часу ночи, потом все улеглись спать. Спустя часа два, к нашему биваку, в сопровождении истошного собачьего лая, подрулил мотоцикл с двумя нетрезвыми созданиями из числа местных жителей. Один из посетителей, безусловно, не признанный в своем отечестве талант, дурным голосом начал орать на классическом немецком «Ах, мой милый Августин». Собака завыла, видимо у нее был музыкальный слух. Мы начали просыпаться и завозились в трейлере. Дабы избежать международного скандала, второй, наверное более трезвый незваный гость, водрузил хренового тенора на дырчик и умчал его назад в поселок. Ночью мне снился пьяный Августин на мотоцикле с собакой за рулем.

   По утру оказалось, что из желающих летать осталось всего-то человек пять-шесть. Пока дул ветер сильнее, чем требовалось для комфортного полета, Бернхард и Морган резвились с куполами у самого пляжа. Небольшой подъем берега, метр-полтора, позволял им какое-то время держаться в воздухе. Чуть позже ветер ослаб и те, у кого еще не пропало желание, переместились на гору. Бернхард лихо выделывал кренделя перед камерой, давая Армину возможность снять материал для будущего фильма о туре. Я, раскрыв рот, болталась эшелоном выше и пялилась на Бернхарда. Морган на своем Гангстере носился недалеко от меня и даже подарил мне две чувствительные спутки. Летали до тех пор, пока тоскливый туман не затянул всю вершину сопки.

   Вечером в воскресенье владивостокцы уехали, а мы остались с туманом и пронизывающим ветром ждать завтрашнего дня. Печально, но нам с Леной надо было отчаливать назад в Хабаровск.

   В заключении, позволю себе вкратце описать общие впечатления австрийского пилота о парапланеристах Дальнего Востока, разумеется, только о тех, с кем он встречался. Итак, у многих наблюдается недостаточный контроль над куполом. Работать с крылом на земле пилоты не очень то и стремятся. Для сравнения, Бернхард на отработку какого-либо упражнения тратит четыре часа, наши пилоты – от силы 10 минут, а некоторые считают, что вообще эти телодвижения производить не обязательно. И еще, при обратном старте редкие индивидуумы ухитряются в упор не видеть купол: дернул, тут же развернулся и побежал, а что там с крылом, что со стропами, не важно! А вот что касается человеческих качеств, то все - классные ребята! (Уф, хоть этим порадовал!) Особое спасибо Моргану за помощь на Российской таможне во Владивостоке, кстати, и пилот он - супер!

   Вывод: так давайте же сделаем выводы, дальневосточные пилоты! И будем уже, в конце концов, исправляться и приближаться к европейским стандартам!

Кузнецова Инна.
г.Хабаровск, Федерация парапланеризма и кайтинга Дальневосточного региона.
Фотографии предоставлены Bernhard Bechter, reute 135, a-6951 Lingenau, Austria.